Хаос и коррупция в запорожской скорой помощи

0

В одной из наших предыдущих публикаций мы уже сообщали о сомнительной деятельности директора-главврача «Областного центра экстренной скорой помощи и медицины катастроф» Константина Малашенко. Но, как оказалось, это было только начало, ведь в редакцию «Антикор Запорожье» попала информация о других вопиющих нарушениях в скорой помощи области.

Работаешь меньше – зарабатываешь больше

На первый взгляд в том, что люди получают зарплаты за фактически неотработанное время, нет ничего преступного. Мол, это же дело работодателя – сколько хочет, столько и платит своим сотрудникам.

Только в коммунальных учреждениях всё по-другому, зарплата ведь платится с бюджета, а не из частного кармана.

А в Запорожской станции СМП сложилась такая ситуация, что группа «избранных», официально работающих на основной должности и по совместительству, утвержденное начальством рабочее время не отрабатывает.

Все достаточно просто: сотрудник официально оформляется на основную работу и «подработку» по совместительству после окончания рабочего дня. Например, должен уходить с работы не в 17 часов, а в 21-22. В итоге он уходит в 17 часов, время работы по совместительству не отрабатывает, получает за это зарплату.

photo_2018-03-14_11-01-27-640x426

Фото – Константин Малашенко

Таких сотрудников достаточно много. А с учётом того, что каждый месяц из бюджета им выплачивается зарплата не невыполненную работу, впору говорить о бесконтрольном разбазаривании бюджетных средств и о халатности главврача Малашенко.

Руководство скорой оправдывает такую ситуацию низкими зарплатами. Это понять можно. Но есть ведь и другая сторона медали: бесконтрольная растрата областного бюджета – это самое настоящее преступление, за совершение которого нужно отвечать.

«Гробовых дел мастер»

Сотрудничество скорой помощи с «правильными» ритуальными службами — проблема не новая. Но в областной скорой она приобрела признаки принудительной меры.

Представители администрации скорой принуждают диспетчеров собирать «базу» умерших.

Что в дальнейшем с этой базой происходит – вопрос, в котором должны разобраться правоохранители. Спросите Малашенко – он в курсе.

Суровая действительность за красивой ширмой

Брызги шампанского, конфетти и праздничный салют…

Практически таким образом открывали реконструированное здание оперативно – диспетчерского управления скорой. Далось это ой как нелегко.

12321414-768x501

Фото – вывеска «Оперативно — диспетчерского управления»

Вот только внешняя красивая картинка сменилась суровой реальностью.

Украинское законодательство обязывает работодателя обеспечить надлежащие условия труда для своих сотрудников. Работа диспетчера – это сидячая работа с огромным нервным напряжением.

Что уж говорить, если все кресла, на которых сидят диспетчеры, сломались.

Кроме того, в новом «мегацентре» диспетчерам и отдохнуть – то негде. Единственная предусмотренная комната отдыха расположена в подвале здания, окон не имеет, а по площади оставляет желать лучшего.

Новый виток бытовых проблем возник после того, как у диспетчеров забрали единственный электрический чайник якобы по причине «слабой проводки» в здании и якобы заботы о технике безопасности. То есть, на реконструкцию потратили миллионы, а один электрочайник новая проводка выдержать не способна? Странно это.

Лучше бы забота администрации проявлялась в другом ключе, например, было установлено антискользящее покрытие при входе и выходе в здание центра. А так сотрудники травмируются, составляются акты о вине в произошедшем администрации, а реакции с её стороны никакой.

Подобные репрессии в отношении операторов Малашенко осуществляет через доверенных лиц. В частности, через Станислава Конакова, человека бывшего запорожского «смотрящего». Для него даже должность придумали – «Заместитель директора по внедрению медицинской реформы в аппарате управления». К слову, в штате такая должность не предусмотрена. И мы сильно сомневаемся, что подобные условия труда – часть медицинской реформы. Интересно, какую должность Малашенко придумает для жены Конакова, которая ранее занималась тендерами?

Сколько не обращались сотрудники к Малашенко, реакции никакой, одни отписки. Только вот условия работы диспетчеров от этого лучше не стали.

Автомобильный коллапс

О проблемах с новыми скорыми, так помпезно представленными общественности в конце прошлого года, мы уже писали.

Bezymyannyj-768x527

Фото – закупленные «скорые»

Тогда сложилась ситуация, когда вроде и машины закуплены, и некоторые из них даже доехали, но в линию пускать их было нельзя, так как они не были застрахованы.

Вот и стояли эти машины, нафаршированные дорогим медицинским оборудованием, в мороз в гаражах. И насколько это оборудование исправно после такого «испытания холодом» — тот еще вопрос.

Халатность? Не иначе!

К слову, в последующих публикациях мы еще вернемся к вопросу этих автомобилей.

Сколько стоит жизнь работника скорой?

«Самый дорогой капитал – человеческий» — этот постулат Константину Малашенко, наверное, неизвестен.

В 2013 году в Заводском районе Запорожья разыгралась самая настоящая трагедия. Психически больной напал с ножом на кардиологическую бригаду, которая приехала спасать его мать. В результате этого нападения погибла фельдшер скорой помощи.

После этого было принято решение оснастить бригады скорых специальными тревожными кнопками (брелками и устройствами в машинах). При срабатывании кнопки на место происшествия выезжали сотрудники госохраны.

Спустя некоторое время о трагедии все как-то позабыли. А Константин Малашенко посчитал, что установка кнопок обходится слишком дорого – и прекратил оснащать ими новые автомобили и вышедшие из строя старые. Теперь медики практически беззащитны.

В этой связи возникает вполне резонный вопрос: Константин Константинович, в какую сумму Вы оцениваете жизни Ваших сотрудников?

Редакция «Антикор Запорожье» надеется, что перечисленные факты заинтересуют правоохранительные органы. Мы же, в свою очередь, готовы оказать максимальное содействие при расследовании случаев коррупции в г. Запорожье и Запорожской области.

Продолжение следует.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ